Ст. советник юстиции А. Нсанов против прокурора У. Ергожина

ЗАКЛЮЧЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТОВ

г. Алматы

4 июня 2010 г.

Специалист – научная степень, ученое звание, ФИО (специальность: «10.02.01 – Русский язык», стаж научной работы ... года), – по поручению руководителя Общественного центра экспертиз по информационным спорам при Международном фонде защиты свободы слова «Әділ сөз» Аженовой Г.Х. от 3 июня 2010 г. провела изучение представленных материалов с целью разъяснения на основе специальных лингвистических познаний вопросов, связанных с судебным разбирательством.

Материалы, представленные специалистам для проведения лингвистического исследования:

1. Ксерокопия текста     ВОЗРАЖЕНИЯ на исковое заявление о восстановлении на работе, составленного 09.10.09 начальником УКПСиСУ генеральной прокуратуры РК по Акмолинской области ст. советником юстиции А.Нсановым

2.  Ксерокопия текста ЖАЛОБЫ в порядке частного обвинения (ст.33, 34 УПК РК) в Кокшетауский городской суд от 16.11.2009 г. Ергожина У.У.


Для разъяснения поставлены следующие вопросы:

1. Имеются ли во фразе: «До этого он работал в управлении Комитета по Северо-Казахстанской области, откуда был переведен после спровоцированного им скандала с руководством управления СКО, что подтверждается приказом по управлению, имеющимся в личном деле Ергожина У.У.» сведения в форме утверждения о совершении гражданином Ергожиным У.У.незаконных, аморальных действий?

2. Имеются ли во фразе: «Таким образом, вся ситуация вокруг заявления и приказа о назначении была им подготовлена и спровоцирована с целью дальнейшего обращения в суд по аналогии с ситуацией имевшей место в управлении Комитета по Северо-Казахстанской области» сведения в форме утверждения о совершении гражданином Ергожиным У.У.незаконных, аморальных действий?

ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ ЧАСТЬ

Ведущим лингвистическим признаком клеветы (ст.129 УК РК), необходимым для возбуждения уголовного дела по данному составу, является наличие определенной языковой формы, а именно: высказывания в форме утверждения о факте или событии. Следовательно, нужно различать сведения, (то, что может быть проверено на предмет соответствия действительности и, следовательно, опровергнуто) и мнения (оценки, суждения, которые не могут быть проверены и опровергнуты, так как отражают субъективную точку зрения). Рассмотрим далее спорные два предложения с этой позиции.

1. В предложении:  До этого он работал в управлении Комитета на Северо-Казахстанской области, откуда был переведен после спровоцированного им скандала с руководством управления СКО, что подтверждается приказом по управлению, имеющимся в личном деле Ергожина У.У. содержатся следующие утверждения о фактах:

1) до прихода в УКПСиСУ Генеральной прокуратуры РК по Акмолинской области (т.е. до июля 2007 г.)  Ергожин У.У. работал в управлении Комитета по Северо-Казахстанской области;

2) во время работы в Северо-Казахстанской области Ергожин У. спровоцировал скандал с руководством управления СКО;

3) в личном деле Ергожина У.У. имеется приказ, в котором отражен или перевод работника из одной области в другую или еще каким-то образом нашли отражение причины этого перевода, причем причины негативные. (Если в приказе фиксируется только перевод, то часть фразы вводит в заблуждение).

Негативный компонент семантики высказывания содержится в пропозиции   спровоцированный им скандал с руководством управления СКО.

Субъекту (Ергожину У.У.) в форме утверждения о факте приписывается действие, выраженное отпричастной формой глагола спровоцировать, употребленной в значении: «провокацией вызвать какие-либо события или подстрекнуть на какие-либо действия» (К., 1002). Провокация в данном контексте употреблено в значении: «предательское поведение, подстрекательство кого-либо к действиям, которые могут повлечь за собой тяжелые для него последствия» (К., 1002). Глагол провоцировать относится к глаголам интерпретации, или оценки (в широком смысле), напр.: нарушить, ошибиться, мешать, помогать, обидеть, предать и т.п. Общая идея таких предикатов состоит в том, что есть некоторая ситуация Р со своим «физическим» (денотативным) содержанием, происходящая в реальном (физическом) пространстве и времени, которая, однако, прямо не названа (ср. – Он спровоцировал скандал. – А что он сделал?), и есть ее интерпретация, оценка с определенной точки зрения – ее «нормативный» смысл, который и выражается соответствующим предикатом интерпретации. Этот смысл существует, естественно, не в физическом, а в информационном пространсте – в пространстве человеческих мнений, знаний, установок, ценностей и т.п. Предикаты интерпретации отличаются от глаголов физического действия (резать, рвать, тащить), у каждого из которых есть свой набор семантических признаков, по которым одно действие отличается от другого. Глаголы же интерпретации приложимы к самым разным ситуациям, и носители языка подводят конкретные ситуации не по реальному денотативному содержанию, а по каким-то другим признакам.

Денотативное содержание глагола (что сделал Ергожин У.?) не известно, оно нуждается в расшифровке (в чем заключается предательское поведение Ергожина? какие действия?). В содержании ВОЗРАЖЕНИЯ конкретные действия Ергожина У. в период его работы в УКПСиСУ Генеральной прокуратуры РК по Северо-Казахстанской области не указаны, однако при этом действия  его оцениваются как провокационные, неправильные, негативные, на что указывает и слово скандал, обозначающее объект действия как его результат, используемое в значении «случай, происшествие, получившие огласку и позорящие его участников» (К, 1192).

Возможно, что здесь используется манипулятивный прием голословного очернения противников посредством навешивания ярлыка, поскольку обоснование подобной оценки в форме обозначения конкретных действий лица отсутствует.
Будьте в курсе

С нашей рассылкой новостей вы будете в курсе свежих фактов нарушений свободы слова в Казахстане

Альбом
Помощь